Закрыть окно

Опубликовано: Агентство исследования и предотвращения потерь 15.01.2013
Автор: Чумарин И.Г.
 

Прошедший год был полон консалтинговых и учебных проектов Агентства по сокращению потерь, но это, к сожалению, далеко не единственный признак роста недостач в торговле. Общаясь с директорами по безопасности торговых сетей и посещая многие регионы России и ближнего зарубежья, без дополнительных исследований можно утверждать – проблема воровства в ритейле становится все более и более актуальной. По оценкам Агентства, за последние десять лет уровень потерь вырос в 2 раза. И пожалуй, многие сети к такому развитию ситуации просто не готовы. Мало кто из них с должным вниманием относится к известной формуле – снижение потерь вполовину увеличивает прибыль на четверть. Представляете, какие ресурсы скрыты в потерях?! Вряд ли найдется маркетинговый инструмент с отдаленно похожей эффективностью. Но близорукость многих бизнесменов такова, и в этом вряд ли стоит их винить, что они всю проблему сводят лишь к указанию «найдите мне, кто это сделал». Печально, но факт - тех, кто «это» может сделать, и хуже того – хочет сделать, с каждым днем становится всё больше.

Сегодня существует масса факторов, в первую очередь внешних, которые прямо влияют на увеличение потерь в розничной торговле. Из факторов экономического свойства можно выделить безостановочный рост розничных цен и снижение реальных доходов населения (реальная инфляция +18% в год), сокращение промышленного производства и увеличение безработицы (до 10% населения), деформация рынка труда и глубокое проникновение иногородних и иностранных работников (более 12 млн.).

Усиливаются общественно-социальные факторы, влияющие на криминализацию сознания населения и асоциальное поведение отдельных групп. Это целенаправленная дезориентация общественного мнения и обострение правового цинизма («во всем виноваты торгаши»),  возрастание удельного веса национальной преступности, активный прирост слоя магазинных воров подростками и безработными, в целом, формирование класса профессиональных воров и подражателей. Всё это на фоне роста подростковой преступности и наркомании (Россия №1 в мире) и импотенции органов внутренних дел. Также налицо тенденция снижения ответственности «мелких» преступников - глава МВД В.Колокольцев предложил считать кражу, в частности в магазине, не преступлением, а административным «проступком».

Кроме того, государство увеличивает затраты торгового оператора: пытается регулировать наценку, вводит неадекватные коррупционоёмкие  меры ответственности предприятий торговли (некоторые штрафы выросли в 10 раз),  затрудняет логистику административными средствами (ограничения перемещения большегрузного транспорта). К сожалению, практика второстепенного отношения к безопасности такова, что чем выше операционные затраты торговли, тем меньше бюджет на обеспечение сохранности товара.

Также, безответными остаются ещё другие важные вопросы к власти, актуальные для всего ритейла. Почему не снизить предел наступления уголовной ответственности за магазинные кражи, почему не усилить ответственность за скупку краденого, почему не вести учет ущерба по кражам по реальной розничной цене, а не по мифической закупочной, почему не снизить возрастной предел для наступления административной ответственности за кражи, почему не организовать работу территориальных ОВД по магазинным кражам, почему в школах системно не разъяснять асоциальность «воровского» поведения, почему не актуализировать нормы естественной убыли и недостачи в соответствии с реальностью?

Справедливости ради стоит сказать, что государство что-то делает и на благо розничного бизнеса. Так, обсуждается продавленная ритейлерами законодательная инициатива по снижению налогового бремени на потери (недостачи). Это хорошо, но как всегда в последнее время, это лишь борьба с последствиями воровства и плохого качества товаров. Всё же будем надеяться, что в связи с обсуждением налогового вопроса верхи озаботятся созданием государственных стандартов в области учета, нормирования и управления потерями.

Но это перспективы, а сейчас перечисленные факторы вкупе работают так – вне магазина в геометрической прогрессии увеличивается количество людей, желающих в нём своровать. И странно, что до сих пор магазинное воровство публично не признано национальной проблемой. Ведь ориентировочная сумма ущерба только от воровства в российских магазинах составляет 100 млрд рублей (0,5% от годового оборота розничной торговли).

К слову, в этом вопросе региональные сети имеют серьезные преимущества. Чем дальше от Москвы, тем чаще обнаруживаются более разумные и менее прижимистые собственники, отмечено более осознанное и грамотное управление затратами, стабильнее и в целом позитивнее текущая ситуация на рынке труда (минимум гастарбайтеров и внешнего персонала), в конце концов там сильный «антикражный» эффект малых городов и толще буфер потерь в виде более высокой наценки. В результате потери ниже. Стоит отметить, что эти преимущества носят временный характер, и надо успеть воспользоваться ими сполна.

Кроме региональной специфики, в остальном большинство сетей очень похожи друг на друга, и не только инвалидностью системы предотвращения потерь, но и целым рядом внутренних недостатков, понижающих уровень сохранности ценностей.

Так, общая тенденция ожидания «кризиса» ведет к снижению бюджетов и инвестиций в безопасность, за продолжающимся укрупнением сетей следует ухудшение управляемости, неизбежное появление новых поставщиков товаров увеличивает злоупотребления офисных сотрудников. Юридические «страхи» работодателей и неумение преследовать внутренних воров по закону на фоне повышения правовой, финансовой и технологической грамотности сотрудников при совершении краж и мошенничеств также ослабляют позиции компаний. А продолжение принудительного «обеления» доходов сотрудников сокращает маневры по неформальному возмещению нанесенного работниками ущерба. В коллективах магазинов усиливаются национальные и клановые разногласия, растет доля внешнего, а значит немотивируемого и безразличного персонала.

Важным является распространенная слабость условной Службы безопасности, ее роли и статуса. Нередко диагностика системы предотвращения потерь выявляет полное или частичное отсутствие единого центра управления этой системой. То есть – потери есть, а субъекта для организации их предотвращения нет. Часто недостаток аналитического подхода в работе и тормозящий менталитет прошлого опыта на госслужбе усугубляется присутствием «откатной» составляющей. Отсюда в том числе согласие с низким качеством внешних услуг по охране и безопасности. Конечно, свою роль играет также отсутствие принципиально новых решений в технических средствах безопасности.

Но самое актуальное – руководство большинства торговых компаний не понимает комплексности и приоритетности работы по предотвращению потерь, ставя ее лишь на четвертое место после продаж, логистики и развития. Уверен, что это проблема не сколько собственника, сколько результат неумения убедить его в значимости этого профиля бизнеса.

Только в одной компании из десяти существует понимание предотвращения потерь, как особого бизнес-процесса. Там широко применяются аналитические инструменты в учете и борьбе с потерями, правильно транслируются на нижние уровни задачи и распределение функций в предотвращении потерь. Именно там работа по обеспечению сохранности ориентируется не на традиционные «силовые» решения, а на методы регулярного процессного менеджмента. И там готовы внедрять самые современные технические средства контроля и предотвращения потерь. Там понимают, что снижение потерь добавляет внутренних инвестиций и ускоряет развитие сети. Это позитивно и современно.

Отсюда формулируется общая Стратегия-2013 по предотвращению потерь:

1. При нынешней власти от государства ничего толкового ожидать не стоит. Справляться своими силами, что нам привычно.

2. Руководству торговых компаний вспомнить, что снижение потерь вполовину увеличивает прибыль на четверть и задать правильные приоритеты (см. выше).

3. Ломать «милицейский» менталитет руководства и сотрудников подразделений безопасности,  переводить работу от «физической» направленности к управлению бизнес-процессом, от объектовой работы к аналитической, централизованной, дистанционной. Заставлять профильных руководителей инициативно учиться на примере других сетей и энергично обмениваться опытом.

4. Ключ к потерям в магазине – директор магазина. Им менять мозги, транслировать задачи предотвращения потерь, обучать и давать соответствующий инструментарий.

5. Активно инвестировать, но только в следующее поколение современных технических средств безопасности, контроля и предотвращения.

Такова генеральная линия на год-два. Но вы можете не меняться…

Дата публикации:
15 января 2013 года